Письма к Л. Н. Толстому (46893 ед. хр.)

Раздел содержит письма к Толстому на русском и 26 иностранных языках.

Среди корреспондентов Толстого — члены его семьи, родные, друзья, соседи и люди совсем не­знакомые, очень разные по общественному поло­жению, занятиям, возрасту. Толстой переписывал­ся с издателями и редакторами газет и журналов, писателями, художниками, композиторами, актёра­ми, режиссёрами, академиками, студентами, педа­гогами, гимназистами, помещиками, крестьянами, фабрикантами, министрами, преследуемыми сек­тантами, ссыльными революционерами, членами императорской фамилии. Среди его русских корреспондентов –  писатели А. И. Герцен, Н.. Некрасов, И. С. Тургенев, Н. Г. Чернышевский и др.; художники Н. Н. Ге, И. Е. Репин; композиторы С. И. Танеев, П. И. Чайковский; судебный деятель и писатель А. Ф. Кони, критик В. В Стасов и др.

А 21 мая 1910 г. Толстой получил «хорошее детское письмецо» из Кангисалы Хути-Ярви от дочери директора Тенишевского училища в Петербурге Софии Линсцер, отдыхавшей в Финляндии с бабушкой. Десятилетняя София, прочитав отрывки рассказов писателя в хрестоматии Острогорского, просила Толстого послать ей список книг, которые она могла бы еще читать. Толстого растрогало письмо девочки, и ответ со списком книг 25 мая 1910 г. был отправлен.

Материалы рукописного фонда демонстрируют процесс расширения международных контактов русского писателя. Его иностранная почта обширна и многообразна. Особую радость Толстому доставляли письма, авторы которых выражали взгляды, близкие его миропониманию.

В фонде Л. Н. Толстого хранятся 2 письма к Толстому от финского генерал-лейтенанта Карла Роберта Седергольма (1818-1903), датированные 20 июля и 9 сентября 1887 г. В своем первом послании Карл Седергольм  писал, обращаясь к Толстому: «<…>Хотя я не имею чести быть с Вами лично знакомым, тем не менее, я знаю и глубоко почитаю Вас, особенно по вашим религиозным сочинениям. Скажу больше: я не знаю в России лица глубже и чище Вас понимающего религию духа. Вот причина, почему я решился обратиться к Вам с прилагаемым при сем сочинением под заглавием: «Благодатная весть» и просить Вас по прочтению его высказать Ваше о нем мнение – чем острее, тем лучше, так как оно предназначается для печати, но конечно, не в России, а за границей <…>».

К письму был приложен перевод одной из глав вышеуказанного сочинения, посвященного изложению его религиозных взглядов и пониманию учения Христа, Бога как разума и духа. Толстого поразило сходство взглядов финского офицера с его новыми представлениями. Сочинение Седергольма, включающее в себя некоторые положения трактата Толстого «В чем моя вера», сразу показалось ему «совершенно близким». Он ответил Седергольму. 9 сентября тот благодарил писателя за полученное «сочувственное письмо», которое его «оживило и несказанно обрадовало».

В ОР ГМТ представлены письма к Толстому Г. Сенкевича, Р. Роллана, Б. Шоу, М. Ганди, А. Ярнефельт и др.

В последние десятилетия жизни Толстого, ког­да его имя обрело мировую известность, круг его корреспондентов был очень широк. Инициатива письменного знакомства, как правило, исходила не от Толстого. Крестьяне, арестованные и сосланные революционеры, гонимые сектанты, участники сту­денческих волнений обращались к писателю за со­ветом, помощью и защитой.

Самые частые вопросы к Толстому — вопросы о вере, смысле жизни. Одна из корреспонденток, Е. Н. Соловьёва из Москвы, писала, что её мучит «серенькая, беспросветная жизнь, без радостей и треволнений», что она во всём изверилась, и спра­шивала: «Зачем жить?» Ответ писателя 17 ноября 1908 г. стенографировал Гусев: «Все жизни серень­кие перед Богом, а перед людьми неважно. То, что считается не сереньким, очень часто бывает самое скверное, а перед Богом все серенькие и вместе с тем все нужные, если они хорошие». Среди кор­респондентов Толстого встречались молодые люди, искавшие его поддержки в своём стремлении из­менить условия жизни, уйти из дома, порвать со своей средой и таким образом обрести цель. Одной фразой, написанной на конверте, Толстой точно определил своё отношение к подобным стремлени­ям: «Л. Н. всегда советует не изменять внешних условий жизни, а стараться, не изменяя внешних условий, исправлять себя» (письмо к И. Россиной. 9 апреля 1910 г.). В. П. Косменко спрашивал у Тол­стого, есть ли загробная жизнь: похоронив жену, он надеялся встретиться с нею снова. Толстой со­ставил конспект ответа: «Все мы созданы тем Бо­гом, частица которого живёт в нас. Для того чтобы не скучать и не отчаиваться, надо не просить Бога о соединении себя с известным одним человеком, а жить так, чтобы быть соединённым со всеми. Для этого надо исполнять в жизни закон Бога, закон любви» (10 декабря 1908 г.). С. А. Заболотнюк про­сил ответить, каким путём обличать зло и как объ­единить требования разума и чувства. Совет Тол­стого лаконичен: «Ответить: разумная внутренняя работа» (24 октября 1908 г.).

За свою долгую жизнь он получил более 50 тыс. писем.

Образцы документов