Рукописи произведений Л. Н. Толстого

Рукописи произведений Л. Н. Толстого включают в себя: беловые рукописи, черновики, авторские корректуры художественных произведений, философско-религиозных трактатов, многочисленных статьей.

Невозможно найти среди писателей всего мира, кто мог бы соперничать с Толстым в упорном труде над своими произве­дениями. Окончательный текст произведений Тол­стого рождался из огромного количества черновых набросков, начал, редакций, вариантов, которые от­вергались автором безжалостно, пока не наступал момент хотя бы относительного удовлетворения тем, что выходило из-под его пера. Манеру много­кратного исправления и переработки написанного Толстой усвоил себе с самого начала своей писа­тельской деятельности. Во время работы над пове­стью «Детство» он записал в дневнике: «Надо на­всегда отбросить мысль писать без поправок. Три, четыре раза — это ещё мало». Этому правилу писа­тель следовал всю свою жизнь. Все без исключе­ния произведения Толстого: романы, повести, дет­ские рассказы, религиозно-философские трактаты, драматические произведения, публицистические статьи — носят на себе печать огромной творческой работы. Вот почему его рукописное наследие так велико — около полумиллиона листов.

Обычно процесс работы писателя над тем или иным сочинением был таков: летом Толстой почти никогда не писал, дни его проходили в занятиях хозяйством, физическим трудом, крестьянской ра­ботой; осень же и особенно зима были временем его интенсивного творческого труда. Обычно по­долгу Толстой вынашивал творческий замысел, прежде чем приняться за его осуществление. Ино­гда между замыслом и исполнением проходили годы... Это видно на примере создания романа «Анна Каренина». Вот что писала С. А. Толстая в своём дневнике 24 февраля 1870 г.: «Вчера ве­чером он <Толстой> мне сказал, что ему представился тип женщины, замужней, из высшего общества, но потерявшей себя. Он говорил, что за­дача его сделать эту женщину только жалкой и не­виноватой и что, как только ему представился этот тип, так все лица и мужские типы, представлявши­еся прежде, нашли себе место и сгруппировались вокруг этой женщины». Про­шло три года, прежде чем Толстой начал писать роман «Анна Каренина» (18-25 февраля 1873 г. был написан первый конспективный набросок все­го романа).

Процесс обдумывания нового произведения ча­сто бывал для Толстого очень трудным. В письме А.А.Фету 17 ноября 1870 г. он признавался: «Я тоскую и ничего не пишу, а работаю мучитель­но. Вы не можете себе представить, как мне трудна эта предварительная работа глубокой пахоты того поля, на котором я принуждён сеять. Обдумать и передумать всё, что может случиться со всеми будущими людьми предстоящего сочинения, очень большого, и обдумать мильоны возможных сочета­ний для того, чтобы выбрать из них 1/1000000, — ужасно трудно». В процессе этой работы писатель набрасывал множество сжатых характеристик геро­ев, тщательно обдумывал сюжет. При работе над «Войной и миром» определил даже твёрдую систе­му рубрик, по которым складывалось представле­ние о том или ином персонаже: «имущественное» (положение), «общественное», «любовное», «поэ­тическое», «умственное», «семейственное».

Почти всегда первый набросок нового произве­дения Толстой писал сам. Писал он в большинстве случаев очень убористо, неразборчиво, часто за­полняя всё пространство, даже все уголки листа, иногда продолжая текст на случайных обрезках, на исписанной с одной стороны бумаге, на конвертах. Нередки случаи, когда уже в первом автографе текст настолько перерабатывался, что создавалась не одна, а две, три и более редакций.

Вслед за автографом появлялась первая копия. Переписчиками были в первые годы писательской деятельности Толстого различные лица, а после женитьбы С. А. Толстая, члены семьи, иногда друзья и гости, реже — платные переписчики; в по­следнее десятилетие жизни у Толстого был секре­тарь и рукописи копировались на пишущей ма­шинке. Копия подвергалась коренной авторской переработке и вновь поступала к переписчику. На­конец, когда Толстой считал произведение закон­ченным, создавалась тщательно подготовленная чистовая (беловая) рукопись, которая отправля­лась в типографию. Такая рукопись называлась на­борной: именно с неё в типографии набирался пе­чатный текст. В процессе набора автору присылали корректуры, для того чтобы он проследил за пра­вильностью набора. Чтение корректур, в ходе которого автор мог сделать незначительные исправле­ния, для Толстого превращалось в новый этап ра­боты над текстом. Об этом красноречиво говорит уже один внешний вид корректур «Войны и мира», «Анны Карениной», «Воскресения». На заключи­тельной стадии работы над произведением для Толстого было особенно важно «искусство вычёр­кивания» всего лишнего, он вычёркивал целые аб­зацы текста, и только потому, что они, как считал автор, мешали развитию действия.

Толстой заботился не о внешней отделке своих произведений, не о приглаживании стиля, а о том, чтобы выражение соответствовало в наибольшей степени замыслу, чтобы образ, картина, мысль ста­ли ясны и ощутимы не только для автора, но и для читателей, о которых Толстой никогда не забывал. «Выразить словами то, что понимаешь, так, чтобы другие поняли тебя, как ты сам, — дело самое труд­ное, и всегда чувствуешь, что далеко, далеко не до­стиг того, что должно и можно», — писал Толстой в дневнике 9 апреля 1890 г. Форма произведения была очень важна для автора — без совершенства формы, полагал Толстой, произведение не дойдёт до читателя, как бы ни было значительно его со­держание.

Рукописи Толстого уникальны, несравненны по полноте отражения в них процесса творческой ра­боты, начиная с самых ранних беглых набросков и кончая последней авторской правкой художест­венного текста. Автографы писателя, правленные им копии и корректуры — это «свидетели живые» того сложного и длительного процесса, того по­движнического труда, в результате которого рождались литературные шедевры. Другая особенность рукописей Толстого заключается в том, что они фиксируют движение замыслов почти всех его про­изведений. Страницы рукописей с бесчисленными поправками, значками, отсылками, перемещениями текста дают возможность остановить «мгновения» творчества, заглянуть в «совершеннейшую умст­венную лабораторию» писателя, представить ход его мысли, уловить рождение сюжетов, образов, сцен, деталей в том «лабиринте сцеплений», кото­рый создаёт творческое воображение Толстого.

Рукописи — правдивая и самая объективная ле­топись его труда, они могут рассказать о произве­дении гораздо глубже, достовернее и подробнее, чем многие научные статьи и книги. Но читать эти рукописи может далеко не каждый: во всём мире едва ли можно насчитать 2 десятка учёных, кото­рые владеют искусством чтения рукописей Тол­стого.

Образцы документов